О выступлении американского профессора М. Кремо
/ О выступлении американского профессора М. Кремо

О выступлении американского профессора М. Кремо  

18 ноября 2008 года в Нижегородском государственном университете состоялось очередное заседание Городского философского семинара. На нем выступил известный американский археолог Майкл Кремо.

Впечатления одного из участников этого события.

НУЖНА ЛИ УЧЕНЫМ ИСТИНА?

(о выступлении американского профессора М. Кремо на заседании Городского философского семинара в Нижнем Новгороде)

18 ноября прошлого года небольшая аудитория Нижегородского государственного университета, в которой проходил очередной городской философский семинар, была забита до отказа. Публика, пришедшая сюда, по составу была весьма разнородной: академическая профессура не только философского, но и других направлений, большое количество студентов, а также некоторый процент «сторонних» (очевидно, какими-то окольными путями узнавших о визите американского профессора-археолога).

Интерес к этой фигуре вполне обоснован, так как профессор Кремо — автор нескольких переведенных на многие языки книг (в том числе – «Неизвестная история человечества», «Деволюция человека»). В этих работах содержится информация о находке различных, явно принадлежащих человеку, артефактов, возраст которых исчисляется миллионами лет. Эти находки свидетельствуют о существовании людей на Земле задолго до появления своих официальных предков — человекоподобных обезьян, а также о существовании в те давние времена некой технологически высокоразвитой культуры.

Большинство присутствующих внимали докладчику с необычайным интересом. Да и правда, нечасто попадешь на выступление профессора, ставящего под сомнение общепринятые теории происхождения человека.

Даже беглое ознакомление с книгами докладчика, предложенными на семинаре, как и приведенные им на лекции факты, убедили автора этих строк в серьезности предложенного материала (тем более что М. Кремо – отнюдь не единственный, кто пишет о подобных вещах, поиски и находки таковых артефактов происходили еще в XIX веке и продолжаются сейчас). Одной из наиболее известных книг об этом является «Запретная археология» Майкла Бейджета. Информация об археологических экспедициях, проведенных в Мексике, Египте, Перу, Боливии в рамках отечественного проекта Андрея Склярова «Лаборатория Альтернативной Истории» и созданные на основе этого документальные фильмы под общим названием «Запретные темы истории» доступны сегодня всем интересующимся этой информацией зрителям и читателям — как иностранным, так и российским. Однако в своем выступлении докладчик уделял наибольшее внимание не столько археологическим находкам, сколько созданию собственной концепции Вселенной и истории человечества. Для подтверждения этой концепции он привлекал многие известные (а порою — неизвестные, или не известные всем) факты: это и находки указанных артефактов, и свидетельства отделения сознания от тела, и опыты ученых по воздействию сознания на материальные предметы, и факты, свидетельствующие о возможности передачи мыслей на расстояние. Слабостью выступавшего оказалась то, что в попытке создания целостной концепции он явно претендовал на освоение территории, на которой он не мог считаться профессионалом. Предложенная им триада «материя – ум – сознание» ( matter — mind — consciousness ) показалась присутствующим недостаточно корректной и философски обоснованной. Стремление докладчика преодолеть главенствующий в научных кругах материализм привело к некоему «абстрактно – спиритуалистическому» «перегибу».

Именно эти слабые стороны выступления были в первую очередь отмечены присутствующими профессорами, которые забросали выступавшего своими многочисленными замечаниями, на которые он не успевал и не мог ответить во многом из-за необходимости пользоваться услугами переводчика, не всегда успевавшего следить за всеми перипетиями спора.

Стоит согласиться, что предложенная профессором триада, как и многие его другие рассуждения, были достаточно наивными, но ценность некоторых основных положений его выступления несомненна. А таковых, главных положений, на наш взгляд, было два: это наличие фактов, свидетельствующих о древнейшем происхождении человеческой цивилизации и «выборочность» в передаче этих знаний, не позволяющая большинству людей узнать об этой информации, так как она всячески замалчивается, в первую очередь, в научных кругах. Так стоит ли отрицать важность этих положений доклада? Некоторые из присутствующих решили, что стоит, и с явственным пылом воплотили это решение в жизнь — ведь именно таким образом, подметив существенные недостатки выступления и подчеркивая их, можно уйти от реальности изложенных фактов. Помнится, «классик» марксизма-ленинизма называл факты «упрямой вещью», но и «классикам» и их нынешним последователям, как, впрочем, и всем современным людям, прекрасно известно, что вполне можно быть упрямее фактов и относиться к последним весьма выборочно: нежелательное – не замечать и – при вопиющей необходимости – агрессивно отвергать, а нужное для своих целей – создавать на пустом месте — и не только в политике, но и во всех других сферах, и в науке в том числе. Факты всегда можно подделать под те цели, которые ставятся, «во имя правого или неправого дела». Так ради какого же дела большинство присутствующих странным образом изложенных фактов не заметили? Ясно, что налицо – тот самый «фильтр сознания», о котором говорил М. Кремо и который не допускает проникновения любой информации, противоречащей общепринятым установкам, так как именно теории определяют взгляд человека на мир и на факты этого мира. И действительно, т.н. «научные теории» настолько прочно «встроились» в голову большинства людей, что любое покушение на них вызывает почти физиологический дискомфорт, и это делает человеческое мышление совершенно догматическим и механистическим, наполняя при этом уверенностью в том, что материалистическая теория – в том числе теория Дарвина в том ее виде, в котором она сегодня представляется в науке – «истинно научна», тогда как все иные теории однозначно списываются по разряду «псевдонауки». Между тем, немногим, скорее всего, известен тот факт, что сам Ч.Дарвин не только совершенно не отрицал наличия Творца как Первопричины мироздания, но и полагал, что любой процесс, в том числе и процесс формирования мира, и естественный отбор, непременно должны управляться некоей сознательной «высшей силой» (даже если это происходит на уровне определенных и действительных в какой-либо сфере законов (см.: «Происхождение видов»).

Влияние вненаучных установок на научные концепции становится очевидным при малейшей попытке углубиться в эту область. На то, что любая когда-либо существовавшая в истории наука питается некими априорно взятыми мифологическими установками, указывал, например, еще А.Ф.Лосев, доказывавший, что любой ученый вынужден опираться на некие априорно взятые данности, в которых у него не должно быть сомнений — и именно на них строить свою теорию. Но истинны ли эти установки, и должно ли у человека, считающего себя имеющим отношение к науке, или даже у просто мыслящего человека оставаться место для сомнений? Примечательно, что сам М. Кремо во время своего выступления был подвергнут обвинению в том, что он претендует на знание истины, тогда как наука свободна от подобных претензий, и лишь предлагает теории. Однако невозможно было не заметить, что гораздо в большей степени это можно было отнести к самим обвинителям, чья заметная непоколебимость явно зиждилась на внутренней уверенности в истинной правоте «традиционной научной картины мира», поддерживаемой, к тому же, «по праву силы», и на уровне «научных кругов», и на уровне традиционных представлений. Именно поэтому, скорее всего, «стойкая философская материалистическая группа» ушла домой довольная, совершенно не поколебленная и непоколебимая, и некоторые даже не стали дослушивать докладчика, самозабвенно предавшись оживленному философскому диалогу.

М. Кремо справедливо отметил, что именно «материалистический подход» (и дарвиновская теория в том ее виде, в котором она преподается и воспринимается сегодняшним обществом), является тем «базисом», на котором только и способно существовать и взращиваться сегодняшнее «общество потребления», основанное на «хищнических инстинктах», потребительстве и «борьбе за выживание» — общество, сводящее духовность к некоей разновидности «социальности» и не принимающее во внимание существование иного (внесоциального и внеприродного) смысла и «стержня» человеческого существования.

Обоснование же пресловутого единства представлений в научных кругах необходимостью наличия некоей принятой и годной для учебников стройной (точнее, кажущейся таковой) научной концепции, совершенно не правомерна, так как при таком «раскладе» (утаивании фактов или их сознательно искаженной и «преданной осмеянию» подаче) люди теряют право на объективную информацию. Думаю, что история продемонстрировала нам немало трагических примеров подобного рода: можно вспомнить, хотя бы, способы утаивания фактов и силовые приемы, используемые для защиты «лысенковской науки». Так что ученые, не отступающие от «традиционного дарвиновского направления», хотят они того, или нет, бессознательно служат интересам тех сил, которые не заинтересованы в развитии человека. В обществе, где философия оказывается своеобразным «придатком» к «академической науке» и стремится ни на шаг не отойти от тех «общепризнанных научных стереотипов», которые предлагает наука (точнее, не вся наука, а «общепризнанная», «привычная», наиболее многочисленная, «поддерживаемая» и «ласкаемая» на общественном уровне ее часть), она не может иметь ни ценности, ни значения, так как наука имеет дело с конкретными явлениями, но чаще всего оказывается не способной проникнуть в их истинную сущность (чем и пыталась издавна заниматься философия). Таким образом, угодливо «расшаркиваясь» перед «традиционной наукой», философия по сути подписывает себе смертный приговор. Не присущи ли сегодняшней официальной философии и науке черты такого же мракобесия, как некоторым средневековым замкнутым самими на себя учениям, согласно которым конечная Истина установлена и неоспорима, а несогласных следует отправить на аутодафе, на дыбу, на костер? Хотя 21 век предлагает и куда более цивилизованные формы «разборок» — галантную толерантность и толерантную галантность, что и было продемонстрировано уже самим фактом проведения подобного семинара.

Автор этих строк пребывает в твердой уверенности, что если бы сегодня великий русский философ В.С. Соловьев существовал не в виде громкого имени и повода для создания памятника, а в виде живого человека, то лучшее, на что он мог бы претендовать – это редкие выступления на каких-либо частных конференциях, организованных группой энтузиастов. На него смотрели бы с явным подозрением и неодобрением как на «псевдоученого», желающего создать совершенно немыслимый (для позитивистского сознания) синтез – науки, философии и религии (да что там Соловьев – думается, и самого Гегеля выслушали бы лишь снисходительно-вежливо, посудачив, расходясь, об идеалистических заблуждениях чудака). Сегодня большинству преподавателей философии совершенно ясно, что все основные идеи В.С. Соловьева пригодны лишь для кратких глав в учебниках и для изучения их занимающихся «историческими памятниками» «энтузиастами». Да и в самом деле, могут ли всерьез принимать, например, идею В.С.Соловьева о теософии те, кто кидает все свои силы на борьбу с «псевдонаукой»? Тем более что в результате сходства названий у В.С. Соловьева и Е. Блаватской (коей, как ни странно, отдается явственный приоритет в изучении понятия « теософии») положение еще больше запутывается, а человечество – удаляется от Истины.

Встреча с М. Кремо вывела присутствующих на обсуждение самых важных вопросов мироздания, «встряхнула» собравшихся. Ведь очень полезно на заседании философского общества иногда обсуждать не частные философские проблемы, а темы самые «глобальные», способные «снять шелуху» и «приоткрыть завесу» над принципиальной и – увы – неискоренимой — разницей мировоззрений (тогда как обсуждение более частных вопросов не всегда выявляет это с такой предельной ясностью).

Автор этих строк с интересом наблюдала, как наглядно работает механизм «фильтрации знания» и догматического «мифологического мышления», заставляющий «отсеивать все лишнее», даже если это «лишнее» прямо-таки кидается в глаза. Каждый человек, выбравший некую мифологическую основу своего существования, старается неуклонно ей следовать, и лишь иногда эта основа может меняться — под воздействием обстоятельств или размышлений. Но для того, чтобы эта основа сменилась – может быть, на более близкую к истине — следует оставить в сознании некое пространство для сомнения и сохранить определенную гибкость мышления. Если кто-то из присутствовавших на встрече почувствовал в себе существование этого пространства и импульс к новому размышлению о вроде бы привычных вещах — значит, встреча прошла плодотворно.

Ведь истинный ученый не имеет права отвергать некоторые факты (ФАКТЫ!) только потому, что они не встраиваются в привычный порядок вещей, не описываются общепринятой теорией, и отнимать у людей право на информацию и тем самым право на размышление над ней. Может быть, все-таки попытаться разобраться в «еретических» учениях? Ведь факты не могут ни убить истинную теорию, ни нанести ей вреда.

Шулындина А.Б., к.ф.н. (Нижний Новгород). E-mail: shulindinaab@mail.ru


Контакты

Схема проезда
Схема расположения корпусов
Приёмная директора



Телефон:+7 (495) 926-60-24


E-mail:mo@ranepa.ru
ПРИЕМНАЯ КОМИССИЯ
143402, г. Красногорск,
ул.Речная, д. 8, к. 2 (418 ауд)

Телефон:+7 (495) 926-60-24 (доб. 888, 904)


E-mail:pk-mo@ranepa.ru
ВЫСШАЯ ШКОЛА ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ



Телефон:
+7 (495) 926-37-28



E-mail:kolesnikova-sv@ranepa.ru
Гостинично-жилой комплекс
143402, г. Красногорск,
ул. Октябрьская, д. 4

Телефон:
+7 (495) 926-57-73



E-mail:hotel-mo@ranepa.ru
Карта сайта