О философском семинаре
/ О философском семинаре

Уроки Октября: изучение продолжается

29 октября в Нижегородском государственном университете им. Лобачевского состоялся очередной семинар, организованный Нижегородским отделением РФО, тематически посвященный неостывающей теме – очередной, к тому же еще и юбилейной годовщине Октябрьской революции.

Ученое собрание было открыто руководителем семинара – профессором В.А. Кутыревым, который, не скрывая приподнятого настроения, поздравил всех присутствующих по случаю события, изменившего ход истории, и предложил подвергнуть его философскому обсуждению.

Первым слово было предоставлено профессору Н.А. Бенедиктову, который начал с обзора вала последних печатных публикаций по революционной тематике. Основная мысль, прослеживающаяся в дальнейшем выступлении явно увлеченного темой докладчика, состояла в том, что коммунизм был необходим для спасения страны и, по сути, является не антиподом монархизма, а его логическим – во многом даже более совершенным — продолжением. Внутренняя «разболтанность» предреволюционного общества: государственная, духовная, нравственная, церковная — привела страну в такое катастрофическое состояние, из которого выйти она могла только лишь с использованием чрезвычайных мер. Выступавшим был подчеркнут тот факт, что русское дворянство было самым нерусским сословием, и существовало «в отрыве» от народа. Вера была расшатана, церковные устои держались по большей части на привычках и общественных порядках, а не на внутренних потребностях. Кроме того, многие негативные и губительные явления революционного времени явно лепились «руками масонов», задумавших развалить Русскую империю. Поэтому – по мнению докладчика — большевики оказались для страны жестоким и горьким, но необходимым для спасения страны от неминуемого развала лекарством. Все исторические факты, отмеченные выступавшим, были подобраны с учетом такой картины развития событий, которая, возможно, в связи с предложенной в начале «заявкой на праздничность», показалась фактически лишенной трагических событий, «острых углов» и даже несколько идиллически (и ностальгически) светлой. Приход к власти большевиков, общая их антилиберальная направленность вызывали нескрываемую симпатию докладчика (явственно была заметна аналогия с развалом Советского Союза и последующими событиями): стране надо было выйти из «либерального разгулья» – и эту трудную и грязную, но все же во многом почетную роль взяли на себя большевики. Многие из тех, кто не был их единомышленниками, но вынужден был им повиновался, делали это, в общем и целом, отнюдь не из страха, а «по совести» — а когда речь идет о спасении такой великой империи, можно отречься не только от эгоистических интересов и личных симпатий, но и всякую идеологию «выбросить на свалку» — интересы страны превыше всего. Очевидно, что любовь к Отечеству как сильному государству, согласно Н.А. Бенедиктову, является «святыней» вне зависимости от того, какую идеологию это государство представляет.

Думается, выступавшего вполне можно назвать (да он, и сам, скорее всего, согласился бы с таким определением) «настоящим русским православным атеистом» (этот весьма удачный термин был использован недавно одним из авторов статей Вестника РФО).

Некоторая идилличность и «сглаженность» картины, нарисованной в выступлении Н.А. Бенедиктова, в котором, несмотря на спорность основных положений и оценок, тем не менее, было много верного, была нарушена выступлением профессора социологии В.Ф. Анурина, весьма скептически настроенного по отношению к основным идеям предыдущего докладчика. Подчеркнув в начале выступления, что теория К.Маркса о «смене формаций» доселе не опровергнута в мировой науке, докладчик вместе с тем отметил и тот факт, что в России ко времени революции не сложилось никаких объективных предпосылок для смены формаций, так как пролетариат как главная движущая сила революции составлял в тогдашней России ничтожное меньшинство. Основным мотивом действия как большевиков, так и противоборствующих им сил являлась, по мнению выступавшего, борьба за власть. Победа большевиков привела страну на долгие годы к политике внутреннего террора и внешнего изоляционизма, сохранению на длительное время низкого уровня жизни в стране, запрету на развитие целой группы перспективных научных направлений.

Однако, и это выступление, в свою очередь, было торпедировано вышедшей на трибуну профессором социологии Г.С. Широкаловой, горячо опротестовавшей основные позиции «либерального» доклада, – в первую очередь, утверждение о «неготовости России к революции». По её мнению, отношения между производительными силами и производственными отношениями могут быть самыми различными, и Россия являет собой пример того, как даже при кажущемся недостатке объективных причин, предпосылки для совершения революции все же оказались достаточно весомыми, что подтверждает сам факт происшедшего. «Эффективность социального режима» коммунизма, по ее мнению, измеряется, например, такими явлениями, как «всеобщая образованность». В этом плане большевики составили противовес всевозможным либеральным движениям, не способным, по мнению Г.С. Широкаловой, ни к каким конструктивным действиям. Симпатия выступавшей по отношению к антилиберально действующим большевикам явственно подогревалась сравнением тогдашних либералов с либералами нынешними. Антилиберальные настроения, как подчеркнула Г.С. Широкалова, актуальны и сегодня, и отнюдь не случайно в наше время, согласно многим социологическим опросам, большинство россиян испытывает ностальгию по «старым добрым советским временам».

Следующим было выступление к.ф.н., доцента С.Н. Кочерова, акцентировавшего внимание на Февральской революции как явлении, чрезвычайно важном для дальнейшего хода истории и для осмысления последующих событий. По мнению А. Солженицына, на чью статью («Размышления над Февральской революцией») он ссылался, именно Февральская революция, на которую по традиции, пришедшей еще с советских времен, не принято обращать особого внимания, сыграла роковую роль в истории России. Именно Февраль оказался актом величайшей безответственности всех участников событий: отречения от престола Царя, не имевшего прав на совершение подобных действий, бездарного правительства, безответственных и слабых либеральных политических деятелей, развращенного возможностью «легкой добычи» населения страны, недостаточно сильной в своем духовном ядре Церкви, и вообще – духовной разболтанности и «обезбоженности» всего тогдашнего общества, в котором стал возможен любой «беспредел». Например, голод в Петрограде произошел из-за «недосмотра» и роковой случайности, приведшей к перебоям с поставками хлеба, тогда как никакого недостатка хлеба в действительности не существовало. Возникший в обществе вакуум идеологии был заполнен большевиками, сумевшими предложить свою идеологию – четкую и понятную для большинства населения страны. Не случайно большевики совершали действия по внутреннему «разложению» армии, чтобы возникший беспредел привел к желанию обретения некоей «твердой руки».

Выступавший иронично отметил тот факт, что сегодня многие из тех, кто рассуждает и анализирует революционные события, нередко пытается представить все положительные явления в истории плодом «народного творчества», а отрицательные – делом рук иностранных заговорщиков или масонов, тогда как корни явления заключены в самих духовных пороках общества, личных и общественных. Достопримечательным в этом отношении оказывается, например, тот факт, что наш народ проявляет чрезмерную легкость «развода» со своими взглядами, удивительно быстро «смывает» с себя прежние убеждения и внешние формы: подобное произошло как в 17-м, когда народ мгновенно «перестроился», «смыв» с себя все свои вековые религиозные устои, так и в недавние 90-е, когда народ с такой же легкостью отрекся от коммунистических убеждений и лозунгов, по сути просто «сменив вывески», в которых на место «комсомольских активистов» стали «активисты-бизнесмены», а на место коммунистов — «демократы».

Выступавший последним председатель Нижегородского отделения философского общества проф. А.В. Дахин, попытался подвести некое «философское резюме» под всеми выступлениями.

Прежде всего, он отметил определенную двойственность, присущую действиям деятелей революции, предпринимавших решительные шаги в определенном направлении, но затем на очередном повороте истории под влиянием сложившихся обстоятельств совершавших «откат» в сторону прямо противоположную. Так, например, расчет на «мировую революцию» в 1917-м, казалось, в определенный исторический момент имел свои основания. Однако в связи с тем, что расчет не оправдался, страна оказалась «в осадном положении» и вынуждена была проводить политику «строгого изоляционизма». Протест против государства, необходимость «слома государственной машины», понимавшийся сначала как одно из основных положений идеологии большевиков, сменился чрезмерным усилением государства. Политика коммунизации, приведшая к катастрофическим последствиям, заставила В.И. Ленина совершить «мелкобуржуазный откат» в противоположную сторону – к НЭПу. Отсутствие реальной власти, общий развал в стране, сопровождавшие революцию, вызывали у населения ощутимую ностальгию по прошлому. Все эти события показывали, что страна и общество в тот момент (начало XX века) не были готовы к изменениям, происходившим в результате совершенных ими действий – поэтому во многих случаях приходилось в буквальном смысле «идти на попятный». В основе революционных бросков вперёд и неизбежных отступлений назад лежит обыкновенная управленческая некомпетентность и пренебрежительное отношение к подсчёту затрат, которые нужно понести ради достижения цели. Во всех вышеуказанных событиях А.В. Дахин отметил явное сходство с событиями перестройки, одним из деятелей которой оказался «необольшевик» Б.Н. Ельцин. Сыграв ключевую роль в разрушении старой системы, он «качнул» страну в сторону дезорганизации, из которой опять пришлось «двигать назад», восстанавливать «сильное государство».

Семинар завершился выступлением проф. В.А. Кутырева, который выразил удовлетворение, что философская общественность Нижнего Новгорода, в отличие от представителей некоторых других теоретических областей, не «отсиживалась в кустах» при обсуждении столь животрепещущей проблемы, вызвавшей огромный интерес в обществе, и подвергла это важнейшее для нашей истории событие отнюдь не формальному обсуждению. Разговор на семинаре получился удивительно живым и интересным, были представлены самые разнообразные, зачастую и противоположные мнения.

Этот семинар явственно выявил особенности, присущие человеческому сознанию. Одно и то же явление, рассматриваемое с самых различных позиций, воспринимается по-разному. Некоторые ракурсы восприятия просто не позволяют рассмотреть самые важные и основополагающие моменты целостной картины, и, скрытые от взгляда наблюдателя, они оказываются спрятанными также и от его сознания – взятая в таком ракурсе, картина может оказаться не просто неполной, но и – зачастую — совершенно искаженной. Тем не менее, так как подобный ракурс не позволяет фиксировать больше никаких деталей, у наблюдателя (в данном случае, выступающего) создается явственное ощущение истинности и объективности воспринимаемой им картины, которую он и демонстрирует безо всяких сомнений, «бия себя в грудь» и утверждая собственную правоту, за которую готов стоять до конца. Отдельные положения выступлений – порой неосознанно — являли собой по сути старые советские штампы, которые, очевидно, настолько прочно въелись в сознание, что во многих случаях произносятся как не подвергающиеся сомнению аксиомы, на которых и выстраивается каркас выступления. Все это не могло не сказаться на подборке материалов из истории и не всегда позволяло представить целостную картину и вести полноценный диалог.

Процесс, начало которому положила революция, продолжается… Все мы и его участники, и зрители, и герои, и жертвы. Революцию уже так запросто не «переиграть набело — чистым сердцем, здравой головой и умелыми руками».

Подвести черту «итого» в осмыслении революции, без сомнения, представляется не только трудным, но невозможным, в какой-то степени даже ненужным и кощунственным, поскольку само по себе событие, послужившее предметом для обсуждения, слишком трагично и многопланово, чтобы оно было лишь объектом легкого познавательного интереса и демонстрацией разнообразия взглядов, присутствующих в нашем обществе. Но возвращаться к его осмыслению необходимо, потому что только так оно будет оставаться местом нашей отечественной памяти, событием нашей истории.

Шулындина А.Б., секретарь Нижегородского отделения РФО, к.ф.н

О философском семинаре


Контакты

Схема проезда
Схема расположения корпусов
Приёмная директора



Телефон:+7 (495) 926-60-24


E-mail:mo@ranepa.ru
ПРИЕМНАЯ КОМИССИЯ
143402, г. Красногорск,
ул.Речная, д. 8, к. 1

Телефон:+7 (495) 926-60-24


E-mail:dementeva-ev@ranepa.ru
ВЫСШАЯ ШКОЛА ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ



Телефон:
+7 (495) 926-37-28



E-mail:kolesnikova-sv@ranepa.ru
Гостинично-жилой комплекс
143402, г. Красногорск,
ул. Октябрьская, д. 4

Телефон:
+7 (495) 926-57-73



E-mail:hotel-mo@ranepa.ru
Карта сайта